ЧТОБЫ СТАТЬ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ - ВВЕДИТЕ ВАШ EMAIL НИЖЕ

Безответственность чиновников губит экономику

Событие, надо сказать, выдающееся, причем по совершенно банальной причине: для того, чтобы что-то там планировать на три года (да хоть на год!), нужно иметь какой-никакой прогноз! А правительственные прогнозы за последние 9 месяцев отличались одной интересной особенностью: среди них не было двух одинаковых! Причем по мере развития кризиса они все время ухудшались. Сейчас (непонятно, почему) у правительства развился приступ оптимизма: они рассчитывают на рост уже в следующем году, хотя никто не сказал, что спад не будет продолжаться. Но дело не в этом, а в том, какие самые слабые места нашей сегодняшней экономики.
Справка КМ.RU: Финансирование региональных программ развития в 2010 г. в среднем будет сокращено на 20%. Об этом журналистам сообщил министр регионального развития РФ Виктор Басаргин, передает агентство ПРАЙМ-ТАСС. «Можно сказать, что среднее сокращение составит 20%», – отметил он. В то же время ряд подпрограмм сокращен не будет, поскольку они являются «защищенными». В частности, объем финансирования по программе развития Дальнего Востока и Забайкалья будет снижен на 20%, до 17 млрд руб. Однако в ней есть защищенная статья по финансированию саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 г. в объеме 71 млрд руб. в 2010 г. Также не будет сокращено финансирование по программе развития Ингушетии.
Таковых два. Первое – это состояние региональных бюджетов. Напомним, что пресловутый рост социальных расходов государства во многом связан с увеличением расходов именно региональных бюджетов (на которых «висят» и школы, и больницы, и поликлиники, и система скорой помощи, и транспорт, и т. д. и т. п.), а денег у них нет. Центральный банк продолжает сокращать денежную массу. Как следствие, предприятия не могут нормально работать, инфляция издержек и импорт растут, предприятия закрываются, падает спрос. Пока это все как-то можно скрывать от общественности за счет того, что безработный люд, что называется, в поле копает картошку. Но осенью-то все вылезет на поверхность!Впрочем, кое-что видно и сейчас, а именно – существенное сокращение поступлений в бюджеты всех уровней, в первую очередь, региональных. И покрывать их дефициты вынуждено федеральное правительство за счет своих стабфондов. Собственно, и в описанных выше проектах предполагается, что к концу 2010 года от этих фондов уже практически ничего не останется, но мы-то помним, что в последнее время реальность будет похуже оптимистических правительственных прогнозов! А это значит, что, скорее всего, деньги закончатся раньше… По оценкам компании «Неокон», которые делаются в рамках наших еженедельных обзоров, – к концу I квартала следующего года. А с учетом того, что доводить резервы до полного обнуления страшно, скорее всего, поддерживать региональные бюджеты будет нечем уже к концу текущего года. И что делать в такой ситуации? Выражаясь аппаратным языком – на кого «списывать» ответственность? Минфин и Минэкономразвития уже несколько недель назад полаялись на эту тему, причем МЭР обвинял Минфин в плохом бюджетном планировании, а последний, в свою очередь, говорил о плохом прогнозировании. Но это все были цветочки. Ягодки начнутся осенью и в полную «зрелость» войдут к концу года… Есть единственный возможный вариант – девальвация рубля, которая позволит растянуть резервные фонды (напомним, хранящиеся в валюте) на более длительный срок и перенесет на будущее страшные для конкретных чиновников разборки по ответу на вопрос: «Кто виноват?». Однако против нее выступает Центробанк. Дело в том, что за состояние бюджета ЦБ не отвечает вообще (про моральную и высшую ответственность российской бюрократии мы не говорим: эта категория давно в нашей стране отсутствует, что является одной из причин многих наших бед), зато отвечает за «стабильность» денежной системы (которая издавна противопоставляется девальвации) и за систему банковскую. С последней тоже есть проблемы: доходы она, как известно, получает в рублях, а долги у нее (не маленькие, между прочим, под $200 млрд) выражены в валюте. И девальвация ей устойчивости не прибавит. Особенно если учесть, что состояние этой самой банковской системы, со всеми ее «плохими» долгами и невозвратами кредитов, – это вторая главная головная боль нашей экономики. Иными словами, как бы ни нужна была девальвация, ЦБ категорически не хочет нести персональную ответственность за принятие решение о ней! В общем, ЦБ отчаянно сопротивляется девальвации, а Минфин ее хочет. При этом высшего арбитра не существует, поскольку Минфин подчинен правительству, а ЦБ (формально) никому, но его начальника представляет на назначение президент (что он не так давно в очередной раз сделал), а значит, он явно тяготеет к другой части нашего руководства. При этом личные отношения премьера и президента могут быть сколь угодно идиллическими, но аппаратные игры еще никто не отменял, и администрация президента костьми ляжет, но не позволит переложить на себя ответственность, которую можно оставить на правительстве. Самое глупое во всей этой коллизии – то, что когда деньги в стабфондах кончатся, эмиссия все равно будет неизбежна (что на пустом месте, что под взятые на Западе займы), и это неминуемо приведет к девальвации… но это будет ПОТОМ, а не СЕЙЧАС. Для экономики это отличие несущественно (собственно, наличие денег в резервах всегда лучше, чем их отсутствие), а вот для конкретного чиновника – определяющее, что и создает ту коллизию, которая сегодня определяет состояние чиновных умов. Есть только один вариант, который может позволить прийти к консенсусу. Это – резкое падение мировых цен на нефть, к уровню примерно $35 за баррель. Вот тут виновные сразу будут найдены (мировой кризис!), и все чиновники радостно девальвируют рубль, поскольку лично на них ответственность лежать не будет. Беда только в том, что нефть никак падать не хочет. Есть некоторый шанс, что до конца лета это судьбоносное событие произойдет, но он незначительный. А если нет – то девальвация будет оттягиваться и оттягиваться (поневоле вспоминаешь заголовок из советской газеты 70-х годов: «Сомоса оттягивает свой конец!»), ситуация в экономике – ухудшаться и ухудшаться, фонды – сокращаться и сокращаться.… А чиновники – ждать у моря погоды.
по материалам fintimes 

СТАТЬ АБИТУРИЕНТОМ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Добавить изображения (до 1920x1080, jpg / jpeg / gif / png)
+