Как ситуация в Венесуэле повлияет на мировые рынки?

Острый политический кризис в Венесуэле – одна из ключевых тем мировой повестки дня последних дней. При этом почти все крупные мировые игроки – “заинтересованные лица”, так что всю информацию, поступающую из латиноамериканской страны, приходится тщательно фильтровать. Рынок, впрочем, реагирует на происходящее независимо от желаний политиков, и говорить мы будем именно об этой реакции.

Предыстория кризиса

Политический кризис и уличные протесты в Венесуэле продолжаются с переменной интенсивностью с 2014 года. Вызваны они прежде всего катастрофической экономической ситуацией в стране: полным обесцениванием валюты, дефицитом потребительских товаров и продовольствия (вплоть до реального голода). Миллионы людей уже сбежали из страны (3 миллиона беженцев – только в соседних латиноамериканских странах)

Причин тому несколько: в первую очередь это целый ряд провальных решений администрации президента Николаса Мадуро и его предшественника Уго Чавеса в экономике страны в целом (правительство фактически игнорировало существование всех отраслей, кроме нефтяной) и нефтяной отрасли в частности (разрушение технологических цепочек привело к снижению объемов добычи и экспорта). Свою роль сыграло и падение цен на нефть, и экономические санкции со стороны США после национализации нефтяной отрасли.

Ситуация начала выходить из-под контроля Мадуро еще в прошлом году: на парламентских выборах победила оппозиция, президентские выборы прошли с колоссальными нарушениями. Попытки “утрясти проблемы” привели к тому, что хотя выборы прошли в мае, инаугурация Мадуро состоялась только 10 января. И то с нарушением процедуры – в стенах парламента проводить ее не решились.Инаугурация и стала катализатором для начала массовых протестов.

Что сейчас происходит в Венесуэле?

Миллионы людей, в том числе и бывших сторонников Мадуро. вышли на улицы крупных городов Венесуэлы, требуя ухода Мадуро. Глава Национальной Ассамблеи Венесуэлы Хуан Гуайдо провозгласил себя временным президентом страны. Причем его (именно как временного президента) признала значительная часть международного сообщества. В первую очередь – США и большинство стран Южной Америки.

При этом в поддержку Мадуро активно выступают Турция, Боливия и Россия. Примечательно, что основной кредитор Мадуро – Китай, самоустранился. Благо, Гуайдо заявил о гарантиях иностранных инвестиций.


Поступают и тревожные сообщения о подготовке интервенции со стороны Колумбии и Бразилии (причем, в отличие от рассуждений об интервенции США, эти данные подтверждаются передвижением войск). США же сосредоточились на экономическом давлении на Мадуро: счета венесуэльского нефтяного государственного монополиста PDVSA заморожены, также будут блокироваться счета всех компаний, покупающих нефть у PDVSA. Сняты санкции будут после проведения в Венесуэле выборов.

Вдобавок, Казначейство США фактически передало другие счета правительства Венесуэлы под управление Гуайдо и его сторонников.

В самой Венесуэле продолжаются уличные столкновения. “Ядро” оппозиции старается сохранить протесты мирными, но они не контролируют оппозиционные силы полностью. Жители неблагополучных районов, ранее поддерживавшие Мадуро в обмен на помощь продовольствием и товарами, действуют гораздо агрессивнее и совмещают протесты с грабежами. Со стороны Мадуро в столкновениях участвуют отряды полиции и “коллективос” – сотрудничающие с властями бандитские группировки. Причем именно последние являются главной “ударной силой” – полиция ведет себя достаточно пассивно.

Справка:


“Коллективос” в Венесуэле называют преступные группировки, поддержавшие боливарианскую революцию. Особенное влияние приобрели после попытки переворота в 2002 году, когда крупнейшие “коллективос” поддержали Уго Чавеса. С тех пор используются правительством в качестве противовеса армии и вооруженной силы, выполняющей “черную работу” по контролю территорий, устрашению и устранению оппозиции. В обмен на сотрудничество, группировки получили под свое управление бедные районы венесуэльских городов (ставшие их “кормовой территорией”) и государственное финансирование. Более того, в 2011 году в Венесуэле была распущена городская полиция, отвечающая за борьбу с уличной преступностью, а ее функции переданы “коллективос”.

Армия (крайне важный политический фактор в Латинской Америке) пока сохраняет нейтралитет. Генералы говорят о поддержке Мадуро, но вот с их подчиненными все сложнее – многие подразделения отказались подчиняться приказам.

Тем не менее счет убитым за время беспорядков уже идет на десятки. Правда, с учетом венесуэльского уровня преступности, отделить убийства в ходе протестов от “просто убийств” не представляется возможным.


Влияние на рынки

Казалось бы, катастрофа в стране-члене ОПЕК с колоссальными запасами нефти должна привести к панике на нефтяном рынке. Но этого не случилось. Цена с начала активной фазы протестов выросла незначительно – с 59 до 63 долларов за баррель – и быстро вернулась к 60-60,5 долларам.

А все дело в том, что несмотря на огромные запасы, доля Венесуэлы на мировом рынке незначительна. И постоянно снижается в последние годы., что видно на графике ниже Сейчас в стране производится около 1,4 миллиона баррелей в сутки, экспортируется из них 1,2 миллиона. Для сравнения: о снижении суточной добычи на те же 1,2 миллиона баррелей в целях поддержания цены члены ОПЕК и Россия договорились в прошлом году.

Связано это с двумя основными причинами:

Во-первых, венесуэльская нефть очень “тяжелая”, близкая по свойствам к сланцевой, что сильно сужает рынок. Основным потребителем ее является США, но после “сланцевой революции” спрос на венесуэльскую нефть упал.

Во-вторых, ряд провалов в управлении отраслью после национализации. На ключевые посты были назначены военные, некомпетентные в нефтяном бизнесе. Вдобавок, чтобы как можно скорее получить деньги для “затыкания дыр” в бюджете, активно экспортировались небольшие добываемые в стране объемы “легкой” нефти, которая ранее использовалась для превращения “тяжелой” в более привлекательную для рынка.

Безусловно, в случае начала “горячей” гражданской войны, иностранной интервенции или другой значительной эскалации, цены на нефть снова пойдут вверх, но ожидать значительного и, главное, долговременного роста не стоит.

А разрешение ситуации (особенно в случае победы оппозиции, признанной основным потребителем венесуэльской нефти – США), вероятнее всего, приведет к снижению цены.

На других рынках венесуэльский кризис, можно сказать, не заметили. Нефть в последнее десятилетие стала единственным заслуживающим внимания легальным экспортным продуктом страны. Ну а проблемы торговцев кокаином – второго экспортного продукта страны – законопослушных граждан должны только радовать.

По венесуэльским правительственным бондам уже де-факто состоялся дефолт и некоторые трейдеры скупают их в надежде на рост после смены режима. Но опять-таки, доля венесуэльских ценных бумаг слишком незначительна, чтобы оказывать на рынок заметное влияние.

comments powered by HyperComments